"Россия. Народный мир". Живопись, графика, прикладное искусство XIX-XX вв.

18 января 2007 — 1 декабря 2007

В выставочном зале 19 января открыта выставка «Россия. Народный мир», включающая около ста произведений отечественной живописи, скульптуры, графики, декоративно-прикладного искусства XVIII – XX веков из фондов галереи и четыре экспоната, любезно представленные Курским областным краеведческим музеем.

Неоднократно виденные посетителями знакомые картины в настоящем случае вычленены из привычного потока историко-монографического показа для более детального и углублённого рассмотрения в связи с идеей присутствия народного источника в «высоком» искусстве: в самобытном типаже, этнографической детали, обычае, фольклорной аллюзии и так далее.

Вход в проблему логично начинать с крестьянской тематики, определяющей «почвенность» российского народа и, в основном, отражённой в материале выставки. В разных видах искусства сообразно веяниям времени показан весь традиционный цикл крестьянской жизни с сезонными работами и средой обитания: избами, амбарами, полем, домашними животными… Спектр понимания и выражения темы колеблется от жалостливо-сентиментального у К. Лемоха до лирического у Н. Пимоненко и беззаботно-радостного у А. Архипова. Окружающая природа, также входящая в круг народной жизни, труда и поверий, чаще всего отражена созерцательными глазами горожанина и и с идеями отнюдь не практическими. В пейзаже рядом с неказистыми сарайчиками, косогорами и речушками находят место лесные чащи И. Шишкина и берёзовые рощи И. Левитана. Одним из вечных и щемящих сюжетов народной песни, романса и живописи стал мотив дороги с ямщицкой тройкой, одиноким путником (или без него). Конвенционально этой традиции решено полотно Е. Поленовой. Обозначенная тематика, трансформируясь, не исчезает вовсе. Приметы нового (в основном в труде) запечатлены в произведениях А. Моравова и А. Дейнеки с их не усложнёнными «исторической» рефлексией типажами. С начала 1960-х годов В. Попков, Е. Моисеенко, П. Оссовский, В. Иванов, ощутив «земную» конкретику жизни и труда, стёрли глянец стахановских улыбок с лиц своих героев. Т. Яблонская, В. Стожаров, А. Коняшин, И. Затуловская, Т. Цигаль и другие осознали притягательность безымянного утилитарного крестьянского творчества, возвращающего их к истокам. Некоторые сцены была и традиционного труда у П. Оссовского и В. Иванова походят на ритуалы, а облик героев приближается к «былинному». Специфический характер национального идеала, внутреннее родство со всем русским миром ощущают Т. Маврина и О. Савостюк. В их работах уживаются деревенский и городской фольклор, быль и фантазия, наив и изощрённая профессиональность.

Авторы выставки не ставили целью реконструировать крестьянский быт и костюм или навязчиво акцентировать присутствие народного творчества в экспозиции. Немногочисленные предметы – сарафан, ковры, лоскутное одеяло, прялка, традиционная глиняная кожлянская игрушка, изделия Городца и Полхов-Майдана, наив в виде флюгера и движущейся игрушки – лишь органичо подчёркивают общую идею.