Реставрация
Шедевр собрания
Книги
Фильмы
Публикации

Александр Дейнека (1899 - 1969)

Работы

«Натурщица» 1936

Холст, масло 104 х 160

1.jpg
За широким окном мастерской – тусклое зимнее небо, застывшие дома с белыми крышами, тишина отчуждения. Безнадежно длинный диван с холодными полированными ручками и столь же холодной и жесткой обивкой краплачного цвета служит постаментом для царственной (в своем высокомерном пренебрежении к неудобствам) фигуры обнаженной рыжеволосой натурщицы.

2.jpg
Впрочем, назвать ее просто натурщицей можно лишь по советской традиции эвфемистического определения жанра «ню». Работа Александра Дейнеки блистательно продолжает многовековое состязание художников на тему «лежащей Венеры». Неважно, какую мотивировку придумывает каждое столетие – «Спящая Венера» (Джорджоне), «Венера Урбинская» (Тициан), «Маха обнаженная» (Гойя) или «Розовая обнаженная» (Матисс).

3.jpg
Устное предание сообщает, что Дейнека называл эту работу «моя Веласкезочка». Сравнение фривольное, но правомерное: художник пользуется той же пластической формулой, что и Веласкес в своей знаменитой работе «Венера с зеркалом» из Прадо. При этом «вариация» по образному строю бесконечно далека от «темы». И дело не в том, что вместо амура с зеркалом здесь зимние городские крыши.

4.jpg
Жанр «ню» всегда присутствовал в творчестве художника. Мифопоэтическое переживание и трактовка женских образов у Дейнеки – тема отдельного исследования. Стремление к заостренной характеристике и гротеску в одной работе сменяется поэтической идеализацией в другой. Штудии натурщиц времен ВХУТЕМАСа отличаются подчеркнутой проработкой мускулатуры и беспощадными ракурсами, исключающими традиционные поэтические ассоциации. Совсем другая трактовка обнаженного тела – в больших графических листах пятидесятых годов с их открыто чувственным переживанием телесности. «Натурщица», несомненно, занимает особое место в ряду работ 1930-х годов – периода, отмеченного в творчестве А. Дейнеки поиском ясности и гармонии.

«Сухие листья» 1930

Холст, масло 66 х 61.5

5.jpg
Осень. Солнечные лучи уже достигают северной стороны дома, просачиваются на подоконник и скрываются за облаками. Со двора доносится запах яблок, сена, еще чего-то, знакомого с детства. Упавший с дерева лист подхвачен движением воздуха и на секунду застыл, ветер приносит прохладу, смешанную с дождем, шуршит сухим букетом, трогает занавеску, ударяет друг об друга стебли, перебирает листья и затихает…

6.jpg
По впечатлениям поездки в Курск в 1933 году А.Дейнека пишет натюрморт «Сухие листья», ныне находящийся в собрании картинной галереи. Сильные напластования краски, притирки по-сухому, царапанье черенком кисти по невысохшим слоям, почти чистый грунт, торцевание, матовость поверхности — все это собрано в «Сухих листьях» и говорит о блестящем умении А.Дейнеки достигать максимальных эффектов не сложностью, но многообразием средств. В этом декоративном, в большой степени чисто композиционном, фактически — «формальном» натюрморте ярко проявилось взятое у В.Фаворского искусство контрастов. Совершенно плоская драпировка грязновато-зеленого цвета обеспечила легкое решение формы горшочка, высветив его звенящий цвет красной охры. На таком фоне даже графичный букет приобрел объем, ритмически выстроенные стебли подчеркнуты тяжелым несуразным белым пятном сухого листа. Темная, теплая, тяжелая плоскость условных штор приоткрывают светлое, холодное, легкое пространство условного неба. Застывший в воздухе сухой лист противопоставлен полету птицы, тонкая почти черная полоса подоконника выявила много воздуха.

7.jpg
Предельная ясность композиции, ее аккуратная выстроенность, предполагает условные схемы членения плоскости на перпендикуляры и диагонали. Даже в виде негатива изображение не теряет убедительности и цельности. Активно используется прием светлого на темном и темного на светлом. Здесь как на невидимых глазу весах все элементы поставлены в зависимость друг от друга, они притягиваются и отталкиваются, балансируют на грани движения и покоя.

8.jpg
Подобные работы А.Дейнеки наглядно раскрывают тот новаторский дух исканий, который выделял художника из целого ряда замечательных мастеров его времени. Благодаря особому видению натуры, техническим и живописным приемам имя этого художника по праву входит в классику мирового искусства.