Выставка одной картины: Подпоручик Василий Мирович у тела Иоанна Антоновича
Реставрация
Шедевр собрания
Книги
Фильмы
Публикации

Выставка одной картины: Подпоручик Василий Мирович у тела Иоанна Антоновича

Выставка одной картины: Подпоручик Василий Мирович у тела Иоанна Антоновича

Выставка одной картины: Подпоручик Василий Мирович у тела Иоанна Антоновича

Работает: с 5 июля по 31 декабря 2022 года
Адрес: г. Курск, ул. Радищева, 85, выставочный зал Курской картинной галереи им. А.А. Дейнеки
Телефон: 58-55-91

Билет можно приобрести онлайн по ссылке ниже

Txk6kGC9d8w.jpg

Пушкинская карта действует. При покупке билета, пожалуйста, выберите категорию «Льготный билет». Билет дает право осмотра всех выставок

Иван Творожников – жанрист, исторический живописец, академик живописи (1906). С 1895 вёл натурный класс в Императорской Академии художеств. Писал алтарные образа для храмов, портреты, сцены сельской жизни. Пристрастие художника к крестьянским темам объяснимо: он происходил из крепостных Тверской губернии. В юные годы Творожников учился в Рисовальной школе Общества поощрения художеств в Петербурге; поступил в Академию лишь в 1870 по специальному прошению – помехой было отсутствие документов об общем образования.

В ранней «академической» биографии Творожникова и Василия Ивановича Сурикова есть сходство. Они одновременно учились в классе исторической живописи. В 1875 за программу «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста» оба получили звание классного художника первой степени (без присуждения золотой медали) и между 1876—1878 писали (каждый – свои) «Вселенские соборы» в храме Христа Спасителя в Москве. В дальнейшем их пути расходятся: Суриков – исторический живописец, Творожников – жанрист. Но неожиданная среди «крестьянских жанров» И. Творожникова историческая картина кажется близкой работам В. Сурикова как выбором сюжета, так и стремлением показать главных героев на фоне толпы.

Картина «Подпоручик Василий Мирович у тела Иоанна Антоновича 5 июля 1764 года в Шлиссельбургской крепости» экспонировалась на академической выставке 1884 года. Сюжет картины – финал неудачной попытки освободить узника из Шлиссельбургской крепости – возвращает к истории престолонаследия и дворцовых переворотов в России XVIII столетия. «Безымянным арестантом» в официальных документах именовали императора Ивана III (или Ивана VI, если считать царей от Иоанна Грозного, первым венчавшегося на царство). Младенец Иоанн Антонович, сын Бранушвейг-Люнебургского герцога Антона Ульриха, внук царя Иоанна Алексеевича, был единственным законным претендентом на русский престол.

В 1732 году бездетная императрица Анна Иоанновна объявила, что трон наследует потомок по мужской линии, идущей от ее сестры Екатерины. Екатерина Иоанновна была выдана Петром I замуж за мекленбургского герцога Карла-Леопольда. В 1722 г. Екатерина Иоанновна с дочерью уехала от мужа в Россию. Императрица Анна Иоанновна принимала живое участие в судьбе сестры и племянницы, получившей после крещения в православие имя Анны Леопольдовны. В июле 1739 году Анну Леопольдовну выдали замуж за герцога брауншвейгского Антона-Ульриха, и в августе 1740 года у пары родился сын Иоанн.

Tvorozhnikov 3.jpgИоанн Антонович был возведен на престол в октябре 1740. Под именем Ивана III он «царствовал» до ноября 1741 при регентстве Бирона, а затем – матери, Анны Леопольдовны. После дворцового переворота 6 декабря 1741 и воцарения Елизаветы Петровны брауншвейгскую семью арестовали и сослали в Холмогоры. Маленького императора с 4-х лет изолировали от родителей, а в 1756 тайно перевезли в Шлиссельбургскую крепость, где до конца жизни он содержался в отдельной камере в цитадели. «Безымянный колодник», тем не менее, знал о своём происхождении, был обучен грамоте, читал Библию и мечтал о жизни в монастыре.

Уже в декабре 1741 были приняты меры к тому, чтобы стереть память об Иоанне Антоновиче: монеты с его изображением и монограммами отправлялись в переплавку, портреты изымались и уничтожались. Полтора столетия спустя в 1901 г. в предисловии к каталогу нумизматики времен Иоанна Антоновича отмечалось: «Большинство помещенных в настоящей книге документов появляется впервые в свете, так как все дела, касающиеся царствования Иоанна Антоновича, были отнесены, с воцарением императрицы Елисаветы Петровны, к разряду секретных. Все дела и бумаги этого царствования были собраны изо всех присутственных мест и доставлены в Сенат, откуда впоследствии переданы в Московский Архив Министерства Юстиции, где и хранятся доныне в особом помещении, считаясь и до сих пор секретными делами “с известным титулом”».

Очередной государственный переворот (9 июля 1762 г.) и восшествие на престол императрицы Екатерины II сопровождались двумя попытками освободить узника и возвести его на престол. Если в первом заговоре участвовало несколько десятков офицеров, последняя безумная попытка была делом одиночки – подпоручика Смоленского пехотного полка Василия Яковлевича Мировича (1739—казнен 15 сентября 1764). В ночь с 4 на 5 июля 1764, выйдя вне очереди в караул, Мирович с 38 солдатами начал штурм цитадели. Охранники Иоанна – Чекин и Власьев, действуя по инструкции 1762 г.: «Буде сверх нашего чаяния ктоб отважился арестанта у вас отнять, в таком случае противиться сколько можно и арестанта живаго в руки не давать», убили подопечного.

Tvorozhnikov 1.jpgВыбранный сюжет для русского исторического жанра нов и неожидан. Здесь оба героя – аутсайдеры, о которых предпочитали не вспоминать. Только в середине XIX в. в трудах С. М. Соловьёва и в исторических журналах стали появляться материалы о малолетнем государе и попытке его освободить. Едва ли не первым примером популяризации этой истории был роман Г. П. Данилевского, начальные главы которого, с названием «Царственный узник», читались в 1875 в Обществе любителей русской словесности (роман был разрешён к публикации с названием «Мирович» только в 1879).

Главная пластическая идея картины И.И. Творожникова – волнообразное движение толпы, поднимающееся справа, застывающее в центре и вздымающее влево вверх. Творожников не пытается помочь зрителю понять, где происходит действие. Пространство картины более всего напоминает оперную сцену, на которой многоголосый хор и несколько солистов одновременно исполняют свои партии. Это совсем не та низкая небольшая камера, где арестант был спрятан за ширмой, а перед ней спали его постоянные «смотрители» и убийцы Лука Чекин и Данила Власьев. Создаётся впечатление, что для усиления драматического эффекта автор соединяет два разновременных эпизода: появление и отчаяние Мировича в камере, при виде убитого Иоанна, и тот момент, когда тело узника было вынесено на площадь перед казематом и случившееся получило огласку.

Персонажи отчетливо поделены на несколько групп. Центр главной – лежащая на низкой и узкой кровати фигура белокурого юноши с умиротворённым лицом. Зритель не видит никаких следов насилия: меж тем, в романе Данилевского фигурирует «залитое кровью тело», а в отчётах современников – восемь ран, четыре из которых были смертельными. Справа, скорбно склонив голову, стоит зачинщик «шлиссельбургской нелепы» (слова Екатерины II) Василий Мирович. Вокруг него, выражая разные степени отчаяния, удивления и ужаса склоняются, припадают на колени, жестикулируют солдаты. На переднем плане натюрморт, своего рода поверженный и размётанный трофей из древка знамени, ружей со штыками, офицерской шапки и сумки, длинного золотого шарфа, концы которого спускаются со смертного ложа.


Возврат к списку